Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

tan -2

Иностранный агент 2016.

Благотворительные фонды портят всю картину счастья и всеобщего ликования, портят достойным людям аппетит, вот ведь в чем дело. Фонды вслух говорят о том, что в стране есть обездоленные.

https://meduza.io/feature/2016/04/20/v-borbe-s-vragami-postradali-druzya

В связи с единодушным желанием Госдумы избавиться от вражеских агентов, то есть нас, злостных спасальщиков и вредоносных помогателей, вспомнилось вот что.
Как-то раз позвонила мне незнакомая милая девушка из одной заботливой организации и трепетно просила помочь ребеночку. Говорит, мол, звоню по просьбе Аж Марии Какой-то. Сейчас вот не вспомню фамилии, она, кажется, артистка и совершенно точно - депутат Госдумы, потому что позировала ню. Очень красивая внешне. Ну вот. Мария очень переживает, чуть не плачет. Обратилась мама ребеночка, и ребеночка Марии сразу стало жалко. Поэтому срочно нужен благотворительный фонд. У ребеночка му-ко-вис-ци-доз, вот. Ему лекарство нужно, колистин, а оно дорогое, плачет депутат Мария. Очень нужен фонд. А вы как раз фонд и есть, и такие хорошие-прихорошие. Так сказала моя симпатичная телефонная собеседница, что мне польстило, потому что на самом деле все же знают, что мы плохие и ваще иностранные агенты. А тут такое говорят. И видно было, что девушка так прониклась чувствами и чаяниями депутата Марии, что очень желала помочь депутату найти фонд, чтобы депутат помогла ребеночку. Прониклась и я. Ой, колистин? Та лехко! У нас этого колистину!... Сама депутат Мария мне, понятно, не звонила, потому что депутаты, в принципе, сами по себе очень скромны, а жаль, конечно. Мне так хотелось поблагодарить депутата Марию за ее сострадание.
Конечно, можно допустить, что с депутатами Госдумы такое бывает иногда. Нет-нет, да и всплакнется. А кому же помогать сирым, как не благотворительным фондам? Ну, не депутату же, в конце концов. Депутат делает такие законы, чтобы благотворительные фонды, которым, как известно, некуда девать деньги, не оставались без страстного желания кому-нибудь всучить ИВЛ, колистин, иль еще каку холеру. Депутат узнала про одного из трех тысяч деток с муковисцидозом и без лекарств, так случается. Наша недоработка.
з.ы. Сарказм что-то не задался, простите, господа.
tan -2

"Димка, живой!!!"

Yxo49SHrrOk Myt3LLIFvoY

Этому парню сейчас остро нужна наша помощь, а сначала вот о чем. Когда в фонде погружаемся в беды одних, мы забываем о бедах других, и это неизбежно, особенно, если другие замолчали и не напоминают о себе, и если они слишком далеко. Наших мозгов и аорт слишком мало для того, чтобы быть одновременно в нескольких маленьких адах по всей стране.

А потом нас вдруг спрашивают: а не знаете, как дела у того Димы? Господи, а ведь правда. Что-то давно не было слышно про того Диму.

Когда мы о ком-то еще нестаром давно не слышали в нашей обыденной жизни, мы чаще всего думаем: ну, у каждого свои заботы, и разошлись пути, и невозможно же поддерживать все прежние знакомства всю жизнь. Правда, иногда до нас долетает: "умерла от рака", "погиб во время терракта", "сидит за наркотики". Collapse )

СУММА БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОГО СБОРА: 360 000 РУБЛЕЙ.

Друзья,
ЕСЛИ У ВАС БУДУТ ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПЛАТЕЖАМИ, прошу писать на адрес фонда: bfkislorod@gmail.com.

С пожеланиями мира,
ваш фонд Кислород.
tan -2

По следам наших выступлений про канис-хамов.

Картина, повторяющаяся ежедневно на выгуле моего Кудабли:
Места, где можно пастись, в данный момент покрыты сплошь льдами. Все испарилось только на полосе между проспектом и дублером. Полоса шириной примерно 10 метров, посреди тротуар, по бокам коричневый газон. В аккурат перед нами всегда попадает парочка: мужик и с ним алабай, оба дурные. Алабай издалека щерится и рвется, если резко рванет, мужик его точно не удержит. Мужику как будто пофиг, он демонстрирует это всем видом. Прогуливаются неспеша. Потом также неспеша поворачивают и идут на нас, вальяжно так.
А нам же домой надо как-то.
Сегодня немножко пришлось понервничать, потому что я хотела пройти незамеченной за кустами, а Дарий прижимался и пытался вырваться прямо на гудящий проспект.
Когда таки угроза миновала, "я оглянулся посмотреть.." ну да, мужик остановился и в упор на нас глазеет.
Ну, вы знаете, вот у мужика есть фаллический символ: большой злобный и невоспитанный кобель, это делает мужика увереннее в себе.
А что у меня-то есть?
Надо же что-то продемонстрировать хамской парочке.
Ну, я использовала все, что у меня есть для таких целей: Средний Палец и Очень Суровое Литсо.
Считаете, фигня, монтировку надо брать в следующий раз?
tan -2

(no subject)

доброе утро, ребята! в эфире пионерская зорька!
дети, когда вы вырастете и станете какими-нибудь этакими президентами, ни за что не поддавайтесь иллюзии абсолютной власти.
потому что это влечет за собой тяжелую маниакальную усрачку от страха потерять эту власть.
и тогда вы будете выглядеть очень жалкими.
это восхитительно!
tan -2

(no subject)

Я не прощалась со своей матерью.

У меня был знакомый, у которого болел и умер брат. И случилось это во время путча в 91-м году. Мой знакомый всю оставшуюся жизнь корил себя за то, что не был в это время у одра брата, а вместо этого, все эти трое суток работал в Белом доме. Не попрощался, не подержал его за руку. Вот по этому поводу он, случалось, бухал запойно. И ненавидел Белый дом, себя, и всю эту победу демократии. Наверное, это и подорвало, в конце концов, его жизнь.

Я запойно не бухала. Но я не работала нигде, когда мне было 12 лет, а завтра утром мне надо было в школу, и моя мать умирала дома вместе со мной, в одной комнате. В другой крепко спала бабушка, а больше никого не было. Накануне приходила медсестра и что-то вколола маме, но сказала, только никому не говорите, и еще они с бабушкой о чем-то шептались. Медсестра зачем-то на меня так жалостливо посмотрела, сказала "деточка" и закрыла за собой дверь. Какого черта я вам деточка?!

Несколько часов после укола мама поспала. А потом постепенно ее дыхание перешло в стон, а потом стон перешел в вой. Я не слышала даже в кино, чтобы люди издавали такие звуки. Она стала бесконечно умирать, вся ночь была из ее криков. Она ничего не видела и не слышала, ни на что не реагировала, лицо было застывшей маской с полуоткрытым ртом и полузакрытыми глазами, ее мир превратился в сплошную боль.

В кино умирали не так. Это было красиво. Умирающие перед смертью обязательно что-то говорили самое важное. "Прости меня, я не дошел". "Я всегда любила тебя". "Я верю в будущее коммунизма". "Скажи нашим, что тайник находится" - и актер в кадре резко расслаблялся, и все понимали, как бы заранее договорившись, что это означает: герой помер. Эстетично. Достойно.

А тут, не в кино, а в самом деле, я сидела на кровати в пижаме, скрестив ноги и сгорбившись, смотрела на распластанное на другой кровати истончившееся тело человека, родившего меня, и понимала, что меня обманывали. Смерть - это самое адское, уродское, подлое, грязное и садистское, что может быть. Потому что, когда она приходит, она убивает не только умирающего, а всё вокруг. Потому что умирающий перестает быть человеком, тем, каким был, а становится биомассой боли, которая обволакивает всю комнату и залезает в мою голову. Во всяком случае, когда рак. Теперь я знала, что так должно быть, и только не знала, могут ли быть варианты. Мне об этом никто ничего никогда не говорил. И мой мир тоже сузился, без представления о том, что за его границами.

Я смотрела на мать и не понимала, что мне надо делать в таком случае. Нужна ли я ей сейчас, если ей все равно, что происходит вокруг. Дотронуться до нее? Как дотронуться, если это сплошная боль? Что сказать? А что говорят в таких случаях? В кино и в книжках все не так. Если б там было хоть что-то похожее. Так значит, вот так - сидеть и ждать, когда же наступит смерть и закончится боль. Я испугалась мысли, которая прозвучала в моей голове: "скорее умри". Кто бы мне тогда ответил, это нормально, или я уже схожу с ума?

И вот про мое детское малодушие или трусость: я убежала от этого в комнату, где спала бабашка, и не помню, как, и не помню, в какой момент. Наверное, я сразу провалилась в сон. И значит, мама умерла в полном одиночестве.

Я не знала, что с умирающими надо прощаться, и как это делают. А мне никто и не говорил, что мама скоро умрет. Я долго потом не анализировала свое поведение, я только с завистью поглядывала на тех, у кого есть родители, и брезгливо уворачивалась от пухлых объятий чужих сисястых теток-жалельщиц.

Впоследствии, можно подумать, я заработала себе индульгенцию, видя много смертей, держа за руки и прощаясь с уходящими, что-то говоря, кого-то обнимая. Да нет. Нифига я ничего не заработала, потому что и цели такой не было, потому что, просто, когда меня звали, я приходила. И прихожу. Потому что прихожу не к умирающему, а к тому, кого хочу увидеть, и потому что мне уже целую жизнь не двенадцать лет, хотя, я по-прежнему ненавижу смерть, и по-прежнему мечтаю о жизни вместо нее. И прихожу.

И никакой индульгенции у меня нет, потому что мать-то у меня все равно одна, и я с ней не прощалась, и даже на похоронах. Я тогда боялась себя, и потому не пошла на похороны своей матери. Потому что, моя мать - и вдруг мертвец, это как? Я видела раньше мертвецов, они не страшные и не вызывают печаль, которую так усиленно изображают собравшиеся вокруг гроба, даже не особо-то знакомые с покойным. Они не вызывали у меня печаль, потому что они для меня родились мертвецами, потому что живыми я их не видела. Вместо похода на похороны мамы я лежала в эмбриональной позе носом к стенке и рисовала на обоях виньетки.

О смерти должны говорить. О болезни должны говорить. И об этом должны говорить и с детьми тоже. Со всеми. И о том, что бывает обезболивающее. И о том, что бывают благотворительные фонды. И профильные медицинские центры. И, если их нет в нашей стране, то они есть в других странах. И об этом должны знать в самых глухих деревнях, чтобы не быть одинокими с заполнившей весь мир болезнью и смертью, с которой надо только смириться и ждать. Чтоб даже в деревнях не было так, как было со мной и моей мамой тогда в Москве.
Чтобы не было чувства, что вот так и должно все быть: палаты в больницах должны быть общие, а стены облезлые и покрытые плесенью, что если врач не дает историю болезни, значит, так и надо, что если не говорит, какое лекарство дают, значит, нельзя спрашивать, что, если нет обезболивания, значит, надо терпеть боль, что, нашему государству виднее, на что тратить деньги, что, если тебе сказали "умрешь", значит, умирай, а если сказали "это не лечится", то так и есть. А если никого нет рядом, когда страх, неизвестность и бессилие, значит, никого просто в этом мире нет, все ушли, и это не их дело.

В моей жизни было много людей, и среди них даже близких людей. И сейчас есть. Но никогда и ни с кем не было случая об этом рассказать.

Кто умеет молиться, помяните мою маму. Ее звали Татьяной, она не была крещеной и верующей, так ее воспитали.
tan -2

(no subject)

наличие гомосексуалов и их непозволительных претензий на жизнь, этих не всегда счастливых Пятьпроцентов - вот, почему же у нашей общественности всегда нестерпимо чешется именно в этом месте? чешется до крови под ногтями. а почему общественность всякий раз обходит стороной ну вот, скажем, блядство? обыкновенное блядство, оно ведь значительно более массово, можно сказать, неисчислимо даже в процентах. и оно ломает людям жизни. девчонкам, в основном, и их безотцовым бастардовым детям. это, как итог - психотравмы. очень нехорошие! это соматика и психосоматика. и психиатрия. наркомания, алкоголизм. это "нарушение производительности труда". вот, все такое.
правда, у мальчиков для блядства существует кокетливый эвфемизм "полигамия".
если случится в таких полигамных связях родиться детям, так ведь именно такие дети составляют основной поток в сиротские учреждения. а если эти дети - инвалиды?
общественность, ты как, тебе нормально, комфортно?
а просто это ГЕТЕРОСЕКСУАЛЬНО. это ж не какие-нибудь пидоры, а Настоящие Мужики. а потому, вполне духовноскрепно, русскопатриотично. и осеменительно.
tan -2

(no subject)

это геноцид.
все эти долгие годы врачи, пациентские организации, фонды добивались всеми средствами получения адекватных оригинальных лекарств для больных орфанными заболеваниями, у нас есть масса свидетельств скорой гибели пациентов и необратимого ухудшения их состояния при применении отечественных аналогов.
и теперь родина собирается прикрыть возможность обеспечения качественными лекарствами ВООБЩЕ.
пусть даже, если мы представим, что родина займется "развитием отечественного фарм-производства", и каким-то чудом научится делать качественные лекарства, за это время всех наших пациентов мы просто похороним.
благотворительные фонды и сейчас, когда у патриотически настроенного населения спал интерес к благотворительности, находятся на пике своих возможностей. никакая благотворительность не потянет полное обеспечение лечения тяжелых больных.
вот читайте.
http://m.pharmvestnik.ru/publs/lenta/v-rossii/minpromtorg-zavershaet-razrabotku-dopolniteljnyx-preferentsij-dlja-rossijskix-farmproizvoditelej.html
tan -2

СБОР.

Аня сказала, что сейчас фотографировать ее не надо. Поэтому фото здесь - из прежней жизни Ани.

RUOMjkuVpK0

Но текст, говорит, пишите, какой хотите. Мне, говорит, уже пофиг. Это означает, что Аня устала. Знаете, бывает у людей такое, когда живешь просто потому что еще не умер. И думаешь о смерти уже без страха потому что привыкаешь к ней, когда она сидит рядом и вяжет носочки, как костлявая бабушка, иногда строго и оценивающе косясь в вашу сторону из-под роговых очков. Аня ждет пересадки легких уже два года. Пересадки все нет и нет. За это время у нее отказали почки, она весит сейчас 34 кг. Ну вот, так что, теперь и почку еще пересаживать.

Среди нас, где-то, за стенами, есть люди, которые так живут. Жизнь бывает и такой. А может быть, это не жизнь, а ее ожидание. Вопрос терминологии.

Аня работала врачом, защитила к.м.н., Аня работала в одном благотворительном фонде, а в другом была волонтером. Ей это было нужно и интересно. И всегда она болела муковисцидозом, всю жизнь. Как она живет сейчас? Аня почти всегда лежит. Иногда, чтобы выйти в интернет, она просит О., которая всегда с ней, подать руки, чтобы сесть в кровати. Аня иногда пишет друзьям комментарии в фейсбуке. Наподобие таких: хороший у тебя котик, или - красивая у тебя прическа. Три раза в неделю Аню возят на гемодиализ, на скорой. Диализ длится четыре часа. Его делают в другом конце Москвы, поэтому О., которая ее сопровождает, нет смысла ехать обратно на время диализа, и она все это время проводит рядом с больницей. Во время диализа Аня спит потому что отвозят ее туда в пять утра. Диализ - тяжелая процедура, потому, всякий раз после него Аня "отходит" и гостей не принимает. Но в другие дни она рада друзьям, хотя, по ней это не заметно. Она лежит и слушает, что вы ей рассказываете, если вы друг Ани, и иногда говорит реплики. Улыбаться и менять интонацию ей тяжело, и вам может показаться, что вас тут терпят, но это не так, потому что, когда вы уходите, она, не меняя выражения лица, говорит, мол, здорово, что ты пришел, мол, это было нужно и кстати.

Да, еще к Ане вызывали парикмахера и маникюршу. Это важно. Это один из тех моментов, которые, как раз, и отличают жизнь от умирания.

Collapse )

Ищем спонсоров и жертвователей для Ани. И Ане нужно, чтобы за нее молились.

Сбор здесь: http://bf-kislorod.ru/child/kolosova-anna

Благодарим вас. Ваш благотворительный фонд КИСЛОРОД.
tan -2

(no subject)

поездила по Украине, готова ответить на вопросы. не на все из них, правда, я могу отвечать в открытом доступе, т.к. некоторые граждане сильно возбуждаются, а мне очень не хочется срачей. отвечу честно, т.к. все мои знакомые среди многих моих грехов никогда не находили привычки к вранью, что остается и по сей день.
пытаюсь предвидеть часто задаваемые вопросы, и отвечу сразу:
1. на границах у меня (у женщины) проблем не было, также не было проблем и у моих соседей по купе, как у украинцев, так и у россиян. очень пристрастно лазили в мою сумку только при входе в вагон, в Москве на Киевском вокзале. это был мужчина в форме, который шарил в моих вещах голыми руками, с фонариком. украинские пограничники были доброжелательны и спрашивали только паспорт. обычное заполнение миграционной карты, все, как всегда. сначала я ехала в Киев, оттуда - в Севастополь, при переезде также проблем не было ни с одной стороны. из Севастополя поехала в Ровно (Западная Украина), оттуда во Львов, из Львова - в Москву. во всех поездах было тихо, мирно и спокойно.
2. на Майдане - все чисто, не смотря на то, что остаются баррикады и палаточные лагеря. там сухой закон, пьяных и лежачих не видно. следят за порядком. баррикады собрали и сложили так, чтобы был проход для граждан. народу днем много, ходят иностранцы толпами. к самообороновцам прибиваются местные бомжи и беднота, которым перепадает чай и бутерброды из полевой кухни.
во Львове, кто не знает, практически, все население говорит по-украински, но, когда я по-русски спрашивала, как пройти туда-то, никто козьи морды не корчил, а отвечали охотно и доброжелательно, когда по-украински, когда по-русски.
в общем, спрашивайте, отвечу, кому что интересно. но предупреждение: этот пост только для вопросов-ответов.
tan -2

(no subject)

есть люди, которые лучше нас с вами, коллеги. но мир о них не узнает, они интервью не дадут. им это нафик не нужно. вы не увидите их записи в соцсетях о том, как это охренительно прекрасно и как это офигительно трудно - помогать ближнему. у них для ваших слезных желез нет душещипательных историй. у нас есть, например, Оля, она такой человек. я ей говорю, вот, о таких, как ты, нужно всем рассказывать. она отмахивается: да ты что, Боже упаси! у Оли взрослый сын, у него муковисцидоз. слава Богу, у парня все хорошо. работает у себя в далеком от Москвы городе инструктором по вождению, ремонтирует у всех все подряд, у него к этому большие способности. была когда-то у нас Оксана Кулепетова, которая умирала в Москве. Оксана была сиротой, ее условно усыновили, но те, кого она называла мамой и папой ни разу к ней не приехали, они ее в свое время взяли из детдома потому что им нужно было расширить жилплощадь. Оля была тогда в больнице с сыном, на плановой госпитализации. мы искали для Оксаны сиделку. Оля вот так просто предложила в сиделки себя и отказалась от оплаты, говорила, что деньги пригодятся для другого. а денег нам на Оксану тогда дали достаточно, тайный жертвователь Капитан Немо дал, да и собрали мы немало, потому что многие переживали.
вот, теперь Оля почти все время, пока Аня Колосова живет в Москве и ждет пересадку легких, находится с Аней вместо матери, почти год уже. Аня с Олей - ну, просто подружки. у Оли отсутствуют сентиментальные эпитеты, охи и вздохи, патетический ореол праведника. она просто всегда улыбается всем открытым лицом и просто делает. вот сейчас Оля часами, пока пускают, с Аней сидит в реанимации. туда никого не пускают кроме родственников, а Олю - пустили потому как, без нее не справляются. вы спросите, зачем это ей надо. думаю, не зачем. думаю, это просто человек без излишеств, в чистом виде.